Хафиз Ширази "Агар он турки шерози" - "Коль та ширазская краса", перевод с фарси

Новая редакция перевода. По ссылке на персидский текст можно послушать, как звучит оригинал

Коль та ширазская краса возьмёт над сердцем власть, к утру

К индийской капле поднесу и Самарканд, и Бухару.

Долей мне, кравчий, что там есть, - такого нет вина в раю,

Нет Рукнобада берегов, роз Мусаллы' в ином миру.

Плясуньи, оседает пыль! В глазах горчит, когда не след. -

Уносит табор дни мои, как турки яства на пиру.

Что остается мне? - Любовь - как роза, что рождает тень.

Но без прикрас: теней, румян, - чудесна роза на ветру.

Я понял силу красоты, которой так манил Юсуф, -

Саму невинность Зулайхо' теряла, глядя сквозь чадру.

Брани меня, кляни, хули! Я вознесу тебе хвалу.

Слащавых губ не чту я, те, где мёд с горчинкой, изберу.

Прими совет, мой друг, коль нет для юных ничего важней

В саду благом, чем знать о том, что молвит мудрость ввечеру:

Пой о веселье и вине и смысла в небе не ищи.

Ни нам, ни после, - никому не разгадать его игру.

Газель, как жемчуг, нанизал на луч, пронзая ночь, Хафиз.

Плеяды Ночь с груди сорвет в награду твоему перу.

(редакция перевода от 22.06.17) 

*

также перевод автора

http://www.litsovet.ru/index.php/material.read?material_id=463205

*

اگر آن ترک شیرازی به دست آرد دل ما را

به خال هندویش بخشم سمرقند و بخارا را

بده ساقی می باقی که در جنت نخواهی یافت

کنار آب رکن آباد و گلگشت مصلا را

فغان کاین لولیان شوخ شیرین کار شهرآشوب

چنان بردند صبر از دل که ترکان خوان یغما را

ز عشق ناتمام ما جمال یار مستغنی است

به آب و رنگ و خال و خط چه حاجت روی زیبا را

من از آن حسن روزافزون که یوسف داشت دانستم

Collapse )

Омар Хайям. Рубаи. Бо ин ду-се нодон. Перевод

Бо ин ду – се нодон, ки чунон медонанд, *
Аз jаhл, ки донои jаhон эшонанд.
Хар бош, ки ин jамоъа аз фарти харӣ',
Hаr ки на хар аст, кофираш мехонанд.

В кругу невежд, чья знает спесь, вестимо,
Что ими мира знание светимо,
И ты ослом будь. В их ослином братстве
Всяк не осёл слывёт большим кретином.
* В некоторых источниках отмечается, что это рубаи может принадлежать Абуали ибн Сино (Авиценне), 980-1037 гг.

Хафиз Ширази "Юсуфи гумгашта" Перевод

Знай, Юсуф в сады вернется в Ханаане, не горюй.
В скорби дом прольются трели, роз дыханье, не горюй.
Сердце, что познало горе, не казни, не будь жестоким.
Пусть избавится твой разум от терзаний, не горюй.
Вновь весна луга расстелет для тебя. На троне луга
Пой же в венчике из лилий, в час венчанья не горюй.
Если звёздный круг сегодня глух к трепещущим надеждам,
Переменчив он, догонит ожиданья, не горюй.
Не грусти, не падай духом, - ты не вхож в покров незримый.
До поры хранит награды полог тайны, не горюй.
Если тлен несущий ливень рушит бытия основы,
Сердце вверь ковчегу Ноя без метаний, не горюй.
Если же в песках ведом ты в хадже страстью по Каабе,
Будь шипами мугеляна ты изранен, не горюй.
Как бы ни был путь опасен, ну а цель недостижима,
Нет путей без окончаний, до прощанья не горюй.
Мне даны разлука с милой и назойливый хулитель.
Видит всё вершитель судеб, все старанья, не горюй.
Что ж, Хафиз, пока находишь в келье мрачными ночами
Утешение в молитве и Коране, не горюй.
________________________

Yusufi gumgashta
В таджикской транскрипции

Юсуфи гумгашта боз ояд ба Қанъон, ғам махӯр.
Кулбаи эҳзон шавад рӯзе гулистон, ғам махӯр.
Ай дили ғамдида, ҳолат беҳ шавад, дил бад макун
В-ин сари шӯрида боз ояд ба сомон, ғам махӯр.
Гар баҳори умр бошад, боз бар тахти чаман
Чатри гул бар сар кашӣ, ай мурғи хушхон, ғам махӯр.
Даври гардун гар ду рӯзе бар муроди мо нарафт,
Доимо яксон набошад ҳоли даврон, ғам махӯр.
Ҳон машав навмед, чун воқиф найӣ аз сирри ғайб
Бошад андар парда бозиҳои пинҳон , ғам махӯр.
Ай дил, ар сейли фано бунёди ҳастӣ барканад,
Чун туро Нӯҳ аст киштибон зи тӯфон, ғам махӯр.
Дар биёбон гар ба шавқи Қаъба ҳоҷӣ зад қадам,
Сарзанишҳо гар кунад хори мағелон, ғам махӯр.
Гарчи манзил бас хатарнок асту мақсад бас баъид,
Ҳеҷ роҳе нест, к-онро нест поён, ғам махӯр.
Ҳоли мо дар фурқати ҷонону иброми рақиб,
Ҷумла медонад Худои ҳолгардон, ғам махӯр.
Ҳофизо, дар кунҷи фақру хилвати шабҳои тор,
То бувад вирдат дуъову дарс Қуръон, ғам махӯр.

Я живу на такой высоте

Я живу на такой высоте,
что влетают в окно вертолёты.
Вот, пропеллер кленовый, влетев,
Пал у ног, будто нищему - злотый.

Я над уровнем моря живу
Высоко, наблюдая отсюда
Рощ в оконной подкове плывун,
Солнце скудное в бликах эскудо.

Видно мне высоко-далеко.
Там внизу афродиточко в пене,
Отсылая к лососям мальков,
Восстаёт ежедневно без пенни.

Мне береза кладёт на плечо
Кудри в ветрено-пышной завивке.
Что-то шепчет мне, что-то речёт
О несметной печали улыбки.

Ты светишься. Подборка из 7 стихотворений

***
Задыхается город и бьётся о берег хвостом.
Дышат, жабры глотая, тяжёлой одышкой страдая,
разноцветночешуйчато и пучеглазо авто
в пробке имени матери чьей-то. И только балда, я,

улыбаясь, лечу относительно, - бедный Эйнштейн,-
в мыслях с ней, пассажиркой нездешней моей. Ну а вкратце:
Я везу на свидание с истиной старую тень,
чтобы снова в объятьях её, задышав, задыхаться.

***
Доброе утро, мой розовый куст,
аленький мой цветок.
Ветром я лалы приветствую уст,
каждый твой лепесток.

Пусть истекает упругий бутон
капельками росы.
Не прикрывай его тенью, листом,
дрожью. Не прячь красы.

Нет, я не стану искать соловья,
чтобы ласкать твой слух.
Нежность зардевшаяся моя,
вот я, целуй, целуй!

***
Я хочу любоваться капризницей без покрывала.
Я хочу любоваться смиренницей без полотенца.
Говоришь, не волнует, мол, мало ли может хотеться.
Только знаю, ты хочешь, чтоб это меня волновало.

Но конечно, (еще бы!) не это одно. При покупке
ты, к примеру, чаруешь собой непременно обнову,
приручив, подкаблучив, приталив, - влюбив ее, словом.
Дразнишь стойкое зеркало, делая бантиком губки.

А ему только губы кусать, но ведь некуда деться.
Столько лет перед ним пролетело, и как не бывало.
Только молча тобою любуется и в покрывале,
не клянясь, не ропща на свеченье твое в полотенце.

***
Эти ветви над рекой,
будто брови.
Листья ивы под рукой,
как ресницы.
Помолчим с тобой, без слов
и условий.
Полежим глаза в глаза
в медунице.
В тихой заводи твой вздох
и улыбка,
Будто снится над гнездом
в кроне зыбкой.
То ли ласточка свила,
то ли аист,
над усладой из услад
улыбаясь.

***
Любовь моя, ты ходишь по земле,
вонзая каблучки, тревожа сердце.
Хотел уже, как Будда, я рассесться
да вечность коротать, и вот - алле.

Любовь моя, ты ходишь по земле,
ей мимоходом запуская сердце.
Пусть вертится земля. Не отвертеться
платану от мурашек по спине.

И вот в тени платановых аллей
плывет, волнуясь, вязь морская листьев -
под мачтами меж берегов скалистых.
А ты идешь навстречу по земле.

А ты летишь навстречу по земле.
И кажется, что легче листьев этих
шагов не видел я и в том столетье,
когда в тумане парус мой белел.

Любовь моя, ты ходишь по земле,
как Иисус по сердцу христианина.
А я молюсь на Мекку из Медины
туда, где ты, - шагам твоим вослед.

***
С кем ты пела перед сном? Явно, не со мной.
Ночь шепталась за окном. Явно, не со мной.
Ты спала сегодня плохо. Да и я никак.
Целовалась ли с вином. Явно, не со мной.
Обнимала ты подушку и дружила с ней,
И тужила об одном. Явно, не со мной.
Утром в душе жар Морфея заскворчал у ног.
Ты делилась с ним огнём. Явно, не со мной.
В боевой раскраске выйдешь. Дня калейдоскоп.
А потом ко мне махнём. Явно, не со мной.

***
А ива под дождем - светла. А ты
Отбрасываешь локоны на спину,
На плечи, грудь. Зажмурившись, слепимый,
Дождь падает со страшной высоты.

От ивы вне себя плывет туман,
Лебяжьим обнимая полотенцем.
А ветер, что вокруг поёт верченцо,
Меж пальцев рук лишается ума.

Он пролетает, возвращаясь к ней,
И снова, возвращаясь, пролетает
Над клювами разинутыми стаи
Птенцов голодных капель и камней.

Но если этот ветер приручат,
Лишить и он способен покрывала.
Ты в зеркале, чью рябь поцеловал он.
Ты светишься над выводком скворчат.

Явно, не со мной

С кем ты пела перед сном? Явно, не со мной.
Ночь шепталась за окном. Явно, не со мной.
Ты спала сегодня плохо. Да и я никак.
Целовалась ли с вином. Явно, не со мной.
Обнимала ты подушку и дружила с ней,
И тужила об одном. Явно, не со мной.
Утром в душе жар Морфея зашипит у ног.
Ты делилась с ним огнём. Явно, не со мной.
В боевой раскраске выйдешь. Дня калейдоскоп.
А потом ко мне махнём. Явно, не со мной.

А ты не звони

А ты не звони и не эсэмэсь. Не надо.
Подсолнухов поле ночью звенит. Цикады.
У них перекличка, новых сверчков поверка.
Неспевшийся хор театра галер. - "Галерка"
Попкормом хрустит и требует больше сока
Из клюквы развесистой, из любви - к Хичкоку.
А ты не звони и Новопасситу выпей.
Мне внове теперь: оглохшие слышат выпей.
Они вместе с нами стонут на звук мобилы
В полях светлячков глухих у Саур-могилы.
Любовь и вражда - не братья совсем, но сила.
Мутило и жгло, месило нас и косило.
И там посреди обугленных в чреве поля
Хранила любовь меня и вела по кольям.
И черти вели, и ангелы трижды звали,
Убитые мной, любовью твоей в подвале.
Теперь я немой, ничей, но любовь чужая
Еще поторгует мной, мертвецов рожая.

Обезьяна и Бук

Обезьяне читать несподручно, там много букв.
Обезьяне куда приятнее дым бамбука.
Ну а если ей дать автомат или даже Бук,
Ей медаль до звезды, лишь дай популять из Бука.

Двое на песке

07.06
Когда вокруг война
разматывает сети,
шагая по треске
от злобного ростка,
нахлынет ли волна,
придут ли дождь и ветер,
есть двое на песке,
есть двое из песка.

Идет ловец, скользя
по плёвой биомассе,
в конвульсиях треске
оставив пол-глотка
свободы для раззяв,
освобождая снасти
для тех, кто на песке,
для тех, кто из песка.

Зловонные в сети
солгасные, беснуясь,
готовы и в садке
убить врага садка.
Безумцев не спасти,
сам в сети прет безумец.
А двое - на песке.
Нет сети для песка.

Они, она и он,
сбережены мгновеньем,
обнявшись на песке
скульптурой из песка.
Не писан им закон,
и кровь не стынет в венах,
когда рука в руке,
когда в руке рука.

Хафиз Ширази. В Ханаан Юсуф вернется из скитаний

Темур Варки

В Ханаан Юсуф вернется из скитаний, не горюй!
Келья скорби озарится, день настанет, не горюй!

Не терзай напрасно сердце лишней болью и укором,
Пусть вернется ум в порядок без терзаний, не горюй!

Если на престоле луга вновь весной ты коронован,
Певчим будь и венценосным под цветами, не горюй!

Если ж небо ожиданий на день-два не оправдало,
Помни, свод наш переменчив непрестанно, не горюй!

Не теряй надежды, ибо ты не сведущ в сути скрытой, -
Чудеса хранит до срока полог тайны, не горюй!

Даже если, друг любезный, смерти сель твой мир разрушит,
Кораблю доверься Ноя без метаний, не горюй!

Если ж средь пустыни в жажде ты к Каабе устремишься,
Будь шипами мугеляна ты изранен, не горюй!

Как бы ни был путь опасен, ну а цель недостижима,
Нет путей без окончаний изначально, не горюй!

Нашу жизнь: в разлуке с милой и вражде неотвратимой, -
В руки взял Распорядитель, знал заране, не горюй!

Что ж, Хафиз, пока находишь в келье мрачными ночами
Утешение в молитве и Коране, не горюй!

Caravan (1

Юсуфи гумгашта боз ояд ба Канъон, ;ам махўр,
Кулбаи э;зон шавад рўзе гулистон, ;ам махўр!

Эй дили ;амдида ;олат бе; шавад, дил бад макун,
В-ин сари шўрида боз ояд ба сомон, ;ам махўр!

Гар ба;ори умр бошад, боз бар тахти чаман,
Чатри гул дар сар каш;, эй мур;и хушхон, ;ам махўр!

Даври гардун гар ду рўзе бар муроди мо нарафт,
Доиман яксон намонад ;оли даврон, ;ам махўр!

;он машав навмед, чун во;иф на; аз сирри ;айб,
Бошад андар парда бози;ои пин;он, ;ам махўр!

Эй дил, ар сели фано бунёди ;аст; барканад,
Чун туро Нў; аст кштибон, зи тўфон, ;ам махўр!

Дар биёбон гар ба шав;и Каъба хо;; зад ;адам,
Саразаниш;о гар кунад хори му;елон, ;ам махўр!

Гарчи манзил бас хатарнок асту ма;сад бас баид,
;е; ро;е нест, к-онро нест поён, ;ам махўр!

;оли мо дар фур;ати ;онону иброми ра;иб,
;умла медонад Худои ;олгардон, ;ам махўр!

;офизо, дар кун;и фа;ру хилвати шаб;ои тор,
То бувад вирдат дуову дарс ;уръон, ;ам махўр!